В.Г. Гак. О разных типах двуязычных словарей

В.Г. Гак. О разных типах двуязычных словарей

За много лет своей деятельности Государственное издательство иностранных и национальных словарей оказало неоценимую услугу читателю, выпустив
многие десятки словарей на самых разных языках. Однако потребности читателей становятся все более разнообразными и глубокими, существующие словари не всегда их способны удовлетворить, и назрел вопрос о создании словарей нового типа. Разумеется, создание специальных словарей: фразеологических, синонимических, словарей свободных сочетаний и других, имеет первостепенное значение, но представляется также необходимым широко обсудить вопрос о структуре словарей общего типа. В связи с этим не может не привлечь внимания статья Л. С. Бархударова о так называемых малых двуязычных словарях.

Автор совершенно правильно отмечает непрактичность существующих «малых» словарей на 25-30 тыс. слов и предлагает для каждой пары языков издавать словари с различным объемом словника. Следует отметить, однако, что при разработке системы слесарей нужно принимать во внимание не только количество вокабул, но главном образом структуру и разработку словарных статей в связи с назначением словаря.

О разных типах двуязычных словарей

etxt.ru
Еще Л. В. Щерба указывал, что для каждой пары языков надо иметь четыре словаря, например: французско-русский и русско-французский для русских и такие же два словаря для французов. При этом французско-русский словарь для русских должен быть преимущественно пассивным, русско-французский же — преимущественно
активным, и наоборот. Но и в пределах пассивного словаря (т. е. иностранно-русского словаря для русских) можно выделить различные типы в зависимости от назначения
книги.
Для чего вообще нужен иностранно-русский словарь? Он нужен, во-первых, для чтения и понимания иностранной литературы, во-вторых, для отыскания нужных эквивалентов при переводе с иностранного языка, и, наконец, он может быть полезен при изучении лексического состава иностранного языка (значение слова, употребляемость и сочетаемость слов, грамматическая характеристика слова, служебные слова, употребляемые с данным словом, орфографические особенности слова и т. п.). В
соответствии с этим намечаются три типа иностранно-русских словарей (для русских).

3 типа иностранно-русских словарей

1. Полный словарь общего типа. Его назначение — обеспечить понимание (а не литературный перевод!) читаемого текста. Основная ценность такого словаря — в его
полноте. Словник его должен быть максимально полным, включать не только общеупотребительную лексику, но и арготизмы, архаизмы, историзмы, по мере возможности специальную терминологию и неологизмы. Каждое слово должно быть представлено во всех без исключения своих значениях. Слова-реалии должны поясняться. С другой стороны, разработка каждого отдельного слова должна быть
максимально краткой, поскольку назначение такого словаря — разъяснить значение иностранного слова средствами русского языка, а не давать все возможные в русском
языке варианты перевода. В таком словаре нет места развернутой синонимике русского языка, нет места и свободным или полусвободным словосочетаниям, значение
которых ясно из раздельного перевода составляющих их компонентов. В этом словаре были бы излишни идиомы, имеющие дословные эквиваленты в русском языке (напр. франц. être au septième ciel —русск. ‘быть на седьмом небе’). Статья такого словаря может включать лишь словосочетания идиоматического характера в межъязыковом плане, то есть, такие, для понимания которых недостаточны прямые переводы компонентов. Полный словарь общего типа должен быть емким и удобным в обращении, небольшого
формата.

 

2. Переводческий словарь. Он предназначается для переводчиков и должен помочь отыскать нужный эквивалент при переводе. Словник его может быть меньше, нежели
словник общего словаря: он может обойтись без редких и специальных слов, для перевода которых приходится обращаться к специальным словарям и справочникам. Но
разработка каждого гнезда должна быть более подробной, чем в словаре первого типа, причем она должна учитывать возможные лексико-грамматические расхождения между
двумя языками. В словаре необходимо широко отразить синонимию языка перевода, дать различные возможные варианты перевода и особенно — показать отступления от
основных словарных эквивалентов при переводе данного слова. Словосочетания, или короткие фразы, должны иллюстрировать типичные замены и приемы перевода такие как: замена одной морфологической категории другой (напр., франц. мн. число haines — русск. ед. число ‘ненависть’), замена слова словосочетанием (напр., permettre не только
‘позволить’, но и ‘дать возможность’), антонимический перевод (напр., diminution de vitesse не только ‘уменьшение скорости’, но и ‘замедление’), конкретизация (напр., texte
не только ‘текст’, но и ‘договор’, ‘закон и т. п.; scier не только ‘пилить’, но и ‘отпилить’, ‘спилить’, ‘перепилить’, ‘распилить’), характерные изменения структуры предложения при переводе данного слова (например., Le livre contient dix chapitres — В книге десять глав), наиболее характерные образные употребления данного слова и т. п.
Элементы подобной разработки слов и переводов представлены, например, в старом «Французско-русском словаре» Н. Макарова, они имеются и в современных словарях. Такой переводческий словарь не следует загружать словосочетаниями, эквивалентно переводящимися на русский язык путем раздельного перевода компонентов, а также примерами на употребление слова, не отражающееся на выборе контекстуального эквивалента перевода.

 

3. Учебный словарь. Назначение этого словаря — дать представление не только о значении слова, но и об его употреблении, сочетаемости, грамматических характеристиках (например., падежное или предложное употребление глагола и т. п.). Словник такогословаря не должен быть раздутым, в него следует включить лишь наиболее употребительные слова, в их наиболее распространенных значениях. Но слова эти должны быть разработаны подробно: с примерами на словоупотребление, как это дается в толковых словарях, с широко представленной сочетаемостью. По сути дела, такой словарь является активно-пассивным, ибо он не только поясняет значения
иноязычных слов, но и показывает их употребление. Удачным опытом такого учебного словаря является «Немецко-русский словарь» под ред. проф. И. В. Рахманова, а также вышедший под его же редакцией словарь наиболее употребительных слов в трех языках. К таким учебным словарям следует отнести и выпускаемую серию иностранно-русских
словарей для иностранцев.

 

Необыкновенное «разбухание» наших словарей, которое справедливо осуждает                Л. С. Бархударов, объясняется не только полиграфическим оформлением их (плотная бумага, крупный, хотя и нечеткий шрифт). Наши словари толще соответствующих (по количеству вокабул) иностранных в силу различной разработки словарных гнезд.
Иностранные словари, как правило, представляют собой словари общего типа. Они кратко поясняют средствами родного языка значения иностранных слов и идиоматических выражений. В наших же словарях объединяются элементы
общепереводного, и переводческого, и учебно-толкового словарей. В результате статья увеличивается, начиняется необязательным материалом, не представляющим интереса
для читателя, в то время как многих нужных сведений он в словаре не находит. В такой перегруженной деталями статье трудно ориентироваться и отыскать нужное значение слова, хотя, в принципе, структура статьи в наших словарях хорошо продумана (обозначение значений слова цифрами, вынесение идиоматики за ромб и др.). От
издания к изданию словарные статьи все больше разбухают.
В «Англо-русском словаре» проф. В. К. Мюллера (1956 г.) на 60 тыс. слов приходится 119 уч-изд. листов, то есть в каждом листе содержится примерно 500 слов Издание
1960 года под ред. Е. Б. Черкасской содержит 70 тыс. слов при объеме в 160 листов, то есть в каждом листе умещается всего лишь 440 слов. Значительное увеличение объема словаря (на 1/3) вызвано не» столько увеличением словника (он возрос на 1/6), — сколько расширением самих статей словаря.

 

Такое же примерно ‘соотношение мы наблюдаем и в словарях романских языков. В «Румынско-русском слрваре» (изд. 1953 г. 42 тыс. слов, 77 л.) в каждом листе примерно 550 слов. В «Испанско-русском» (1953 г., 42 твгс. слов, 72 л.) — около 580 слов, во «Французско-русском» (1957 г., 70 тыс. слов, 121 л.) тоже 580 слов в каждом листе. Рекорд побил
«Итальянско-русский словарь» 1963 года (55 тыс. слов, 161 л.), каждый лист его включает в среднем лишь 340 слов.

 

При этом площадь словарей используется не всегда рационально. Открываем наудачу «Румынско-русский словарь» на стр. 692. В глаголе a purta приведены значения: 1) ‘нести’, 2) ‘носить’, ‘переносить’, 3) ‘вести’, ‘водить’, 4) ‘одеваться во что-л’, и др. К первому значению дан пример: а-un copil In brafe ‘носить ребенка на руках’. Это совершенно лишняя иллюстрация, не показывающая ни особого оттенка в употреблении слова, ни его особого перевода. Ей место — в толковом или учебном словаре, здесь же она (вместе с переводом) напрасно занимает две драгоценных строки. Также излишними являются
примеры, приводимые под значениями 2) ‘носить’, ‘переносить’: а — de mâna ‘вести за руку’, а — la plimbare ‘вести гулять’.

 

Если указано значение одеваться, то к чему иллюстрация: а — un palton ‘носить пальто’, тем более что а purta дословно значит ‘носить’, и невозможно представить, чтобы русский читатель не понял этого словосочетания, зная значения компонентов.

 

Лишним представляется и пример: nu se mai poartä — это вышло из моды. Он оправдан с точки зрения переводческого словаря, дающего варианты перевода. С точки зрения понимания, румынская цитата вполне прозрачна, тем более что и по-русски можно сказать «этого больше не носят» {отметим к тому же что отрицательные возвратные формы романских языков вообще регулярно переводятся на русский язык неопределенно-личными конструкциями. Ср. франц.: cela ne se mange pas ‘этого не едят’; исп. asi no se dice ‘так не говорят’ и т. п.). Излишними с точки зрения понимания
являются единицы: а räspunderea ‘нести ответственность’, а de nas ‘водить за нос’, а -^ numele называться’, то есть ‘носить название’ и др. Можно было бы не давать и речений с одинаковой внутренней формой, например, glasul celui ce strigä in pustiu ‘глас вопиющего в пустыне’, а также понятные термины: puçcà си doua fevi ‘двуствольное ружье’ (букв, ружье с двумя стволами), ~ automata ‘автоматическое ружье’, -v- antitanc ‘противотанковое ружье’ (напротив, pusca mitralierä ‘ручной пулемет’ нужно оставить в словаре). Мы не говорим уже о прямых повторах, как, например, exces de putere ‘превышение власти’, которое приводится и на слове putere и на слове exces (а ведь это перерасход целой строки!).

 

Всего на стр. 692 нами выявлено 15 строк, которые можно было бы без ущерба исключить из словаря ввиду абсолютной понятности значения сочетаний. Это составляет около 15% площади страницы. Если данная цифра совпадает со средней по всему словарю, то значит, что при тех же полиграфических данных, исключив этот излишний материал, словарь можно было бы сократить на 100—120 страниц.

 

«Испанско-русский словарь» — наименее «разработанный» из больших романских словарей. Но и в нем есть «излишества». Например, на стр. 478 (опять первая
попавшаяся страница!) при слове huelga ‘забастовка’ обнаруживаем сочетания ~ politica general, declarar la — абсолютно понятные, если исходить из перевода отдельных
компонентов (лишних три строки). На стр. 479 к прилагательному hullero ‘угольный’ даются иллюстрации: dustria huilera, región (zona) huilera, yacimientos hulleros, где прилагательное сохраняет при переводе на русский язык свой основной эквивалент (а это тоже перерасход, в четыре строки).

 

Во «Французско-русском словаре» также находим множество речений, без которых можно было бы обойтись. В этом словаре вообще широко представлен переводческий принцип: обильно даются различные варианты перевода и синонимы в русском языке. Например, глагол raser во втором значении имеет три варианта перевода: ‘сносить’, ‘срывать до основания’, ‘стирать с лица земли’. Но даже и с переводческой точки зрения здесь много лишнего. К тому же значению глагола дается пример: raser les fortifications ‘срыть укрепления’. Напрасно потрачены две строки, поскольку ничего нового он не добавляет ни к французской, ни к русской части словаря. Такому примеру место в толковом словаре, иллюстрирующем каждое значение слова стандартными примерами. На той же странице дается выражение rase-vagues с переводом: ‘бреющий полет над морем’. Неужели читателю, встретившему выражение en rase-vagues, не ясно, что это значит на
‘бреющем полете над морем’, и составители словаря сочли необходимым повторить этот длинный перевод, зря потратив-целую строку. Нужно ли было приводить словосочетания:
rasoir électrique, rassemblement national, rassembler des faits, nouvelles rassurantes, rat ďeáu, rat des champs, rat musqué, pauvre comme un rat d’église и другие, перевод которых
точно воссоздает раздельный перевод компонентов, даваемый в этом же словаре? Всего на стр. 670 нами отмечено 18 лишних строк то есть 13% текста. За счет этого
можно было бы пополнить словарь многими словами, идиомами и значениями слов, на отсутствие которых жалуются те, кто пользуется словарем.

 

Мы не будем останавливаться здесь на последнем большом «Итальянско-русском словаре». Этот словарь представляет собой оригинальное явление в советской
лексикографии. Его составители и редакторы, как это отмечается в предисловии, поставили перед собой задачу: создать словарь, который мог бы быть одновременно и пассивным словарем для русских, и активным словарем для итальянцев. Многочисленные варианты русских переводов, свободные словосочетания и примеры, насыщающие каждую статью этого словаря, представляются совершенно ненужными с точки зрения русского читателя, но могут представить несомненный интерес для итальянца, изучающего русский язык или переводящего на русский. Насколько
удачной оказалась эта попытка создать словарь небывалого типа, должен показать специальный подробный анализ его. Пока же отметим, что объединение двух принципов — активного и пассивного словаря — в данном труде проведено непоследовательно, и вряд ли советский читатель одобрит столь чрезмерное увеличение габаритов словаря без ощутимой пользы для себя.

 

Приведенные факты (а их нетрудно умножить — достаточно взглянуть на любую страницу любого словаря) показывают, что издаваемые у нас словари «большие» и
«малые» суть словари смешанного типа, без четко дифференцированного назначения. Их богатство в значительной мере является мнимым богатством, с которым читатель не
знает подчас, что делать. Появлению таких «смешанных» словарей способствовали, как нам кажется, два обстоятельства (не говоря уже о недостаточной разработке
общей теории лексикографии).

 

Выверяя свой материал по одноязычным толковым словарям, составители двуязычных словарей порой подпадали под сильное влияние последних и включали в свои словари
примеры на словоупотребление и словосочетания, вполне уместные в толковых или учебных словарях, но излишние в словарях переводных. Между тем в переводные словари следует включать прежде всего те явления, которые представляют интерес в двуязычном сопоставительном плане. В связи с этим, не пренебрегая отнюдь толковыми словарями, авторы словарей должны как можно шире использовать оригинальную литературу, а также анализы переводов с иностранного языка на русский.

 

Далее, ввиду отсутствия русских синонимических словарей и словарей словосочетаний, составители иностранно-русских словарей стремились как можно шире представить
русскую синонимику, показать разнообразные варианты перевода. Так общепереводной словарь превращался в переводческий, причем конечная цель все равно не могла быть
достигнута, ибо их возможности были ограничены, и переводчик очень часто не мог удовлетвориться ни одним из предлагаемых в словаре вариантов перевода и вынужден
был отыскивать свой особый эквивалент.

 

Мы считаем, что было бы целесообразно дифференцировать структуру словарей в зависимости от их назначения и для каждого языка, по крайней мере для наиболее
распространенных языков, создать систему иностранно-русских словарей, включающую словари трех типов: полные общепереводные, переводческие и учебные.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *