О критериях оценки перевода. М. Я. Цвиллинг, Г. Я. Туровер

О критериях оценки перевода. М. Я. Цвиллинг, Г. Я. Туровер

Проблема оценки качества перевода занимала умы с самых первых шагов переводческой практики, как формы общения между языками и культурами. Высказывания, касающиеся, в частности, требований к переводу и оценки его качества, мы находим еще у античных мыслителей и у крупнейших писателей и философов, обращавшихся к проблемам переводческой деятельности. Проблема оценки качества перевода является в то же время одной из сторон проблемы оценки качества и эффективности человеческой деятельности как таковой.

Подходы к оценке перевода

Перевод, как и любая иная деятельность, обладает многосторонним характером и соответственно может быть оценен с разных точек зрения – прежде всего либо с точки зрения соответствия оригиналу (в отвлечении производимого переводом эффекта), либо с точки зрения достигаемого с помощью перевода коммуникативного эффекта или его прагматической ценности. Эти походы, естественно, в принципе не могут приводить к взаимоисключающим оценкам, тем не менее конкретная оценка может оказаться весьма различной в зависимости от установки оценивающего и намерений самого переводчика. Наиболее наглядно это проявляется на примере переводов произведений, намного переживших время своего создания (сакральные книги, народный эпос и т.п).

Однако если отвлечься от подобных, в целом малотипичных случаев, то даже в самом обыкновенном каждодневном переводе текстов практического назначения перед оценивающим – редактором, экзаменатором, судебным экспертом и т.д. – встает целый ряд сложных задач, решение которых невозможно без выработки объективных критериев оценки перевода. Основываясь на единых принципах, эти критерии не могут быть тождественными для разных видов переводческой деятельности. В частности, такие критерии формулируются и применяются по-разному в практике литературно-художественного перевода, в научно-информационном переводе, в переводе документальных материалов. Различны эти критерии и в учебно-педагогической практике в зависимости от форм и целей обучения, а также уровня языковой и профессиональной подготовленности учащихся.

Имеющийся опыт и общепринятые взгляды на оценку перевода, как и большинство работ по теории перевода, не дают ответа на поставленные здесь вопросы. Вернее, ответы мы найдем весьма противоречивые. Одна крайность представлена в литературно-критической оценке переводов – собственно переводческие критерии здесь зачастую подменяются художественно-эстетическими и психологическими рассуждениями, к тому же нередко с немалой долей субъективизма. Другой крайностью является формально-количественный метод оценки, имеющий широкое распространение в педагогической практике и даже в деятельности некоторых переводческих учреждений, где он служит основанием для выведения отметок по пятибалльной шкале и для выплаты переводческого гонорара в полном или уменьшенном размере.

Специалисты склонны считать естественным критерием оценки перевода полноту передачи информации оригинала. При своей подкупающей простоте этот критерий, к сожалению, едва ли применим на практике – информация, содержащаяся в любом естественном тексте, фактически неисчерпаема, она не поддается дискретной инвентаризации и в значительной своей части нерелевантна для данной ситуации общения (в частности, в силу избыточности естественных языков). Потери информации (в широком смысле слова) абсолютно неизбежны, ведь при переводе утрачивается вся информация о материальной форме выражения содержания, доля которой в общей сумме единиц информации очень велика. Например, фраза-ответ «нет» содержит 1 бит смысловой информации, хотя в каждой их трех букв русского алфавита, входящих в это слово, содержится около 5 бит формальной информационной нагрузки. На невозможность полной передачи информации указывают и авторы всех новейших работ по теории перевода.

2 ряда критериев

Как мы указывали выше, существует два ряда критериев оценки перевода – один из них базируется на чисто лингвистическом основании («эквивалентность перевода» по В. Н. Комиссарову), другой –  на преимущественно прагматическом («ценность перевода» по В. Н. Комиссарову).

В соответствии с первым из этих критериев анализ иногда реально сводится к пословному, пофразовому, а то и поморфемному сопоставлению текста перевода с оригиналом, иногда с поправками на межуровневые трансформации и иные формы компенсации «непереводимых» единиц. Стилистическая оценка перевода при этом либо вообще не формализуется, либо сводится к оценке выбора варианта из ряда стилистических синонимов. Эта методика в упрощенной форме нередко находит неоправданно широкое применение в практике преподавания.

Второй – прагматический критерий – непосредственно опирается на реальную коммуникативную ситуацию. Он предполагает наличие адекватной деятельностной реакции со стороны реципиента перевода (например, правильная ориентации в незнакомом городе на основе перевода туристического проспекта, правильное обращение с прибором на основе переводной инструкции и т.п.). К сожалению, этот критерий не поддается формализации и не может быть распространен на ситуации непредметного характера и, кроме того, осложнен возможностью использования реципиентом информации экстралингвистического характера и опыта.

Еще один фактор, который необходимо учитывать при выработке критериев оценки перевода, это форма и условия его осуществления (устный перевод – синхронный и последовательный, письменный – рабочий и официальный и т.д.). В настоящей статье мы намеренно не касаемся устного перевода, поскольку его оценка требует учета психологических моментов, рассмотрение которых выходит далеко за рамки краткой статьи.

Существенная разница имеется очевидно и между переводами, осуществляемыми в противоположных направлениях, то есть с родного языка на иностранный и с иностранного на родной в условиях ассиметричного билингвизма. Недостатки при переводе с иностранного языка на родной чаще всего являются переводческими ошибками в общепринятом значении этого термина (то есть неполной реализации интенций автора оригинала), хотя не исключены и ошибки в оформлении текста перевода в силу интерференции языка оригинала и по иным причинам.

При переводе с родного языка на иностранный ошибки чаще носят «языковой» характер (происходит неполная реализация интенций самого переводчика), хотя не исключены и ошибки в понимании переводимого текста.

Итак, как при оценки любой иной сложной человеческой деятельности, приходится вводить в единую шкалу достаточно разнородные факторы. Оценивая деятельность рабочего, мы должны учитывать и скорость выполнения операций, и точность обработки деталей, и количество израсходованных материалов, и отношение к совместному труду в коллективе, и многое другое. Нечто подобное происходит и при оценке качества перевода. Здесь «приводятся к общему знаменателю» лингвистические, прагматические и прочие критерии, из равнодействия которых и слагается оценка. Правда, при оценке письменных переводов достаточно стандартных текстов, в том числе учебных переводов научных текстов, лингвистические критерии явно выходят на передний план, поскольку коммуникативные факторы можно считать нейтрализованными благодаря своей стандартности.

Применение лингвистического критерия предполагает отыскание в переводе тех элементов, которые передают релевантную («ключевую» по Р. К. Миньяр-Белоручеву) информацию исходного текста. Это, однако, отнюдь не означает обязательность передачи этой информации изоморфными единицами, а, наоборот, допускает широкий набор внутриуровневых и межуровневых трансформаций, транспозиций и компенсационных приемов. В практике преподавания перевода широко применяются такие понятия, как «смысловые искажения», «смысловые потери», «отсебятина» (то есть неоправданная прибавочная информация), «стилистическое несоответствие» и «стилистическая нейтрализация», «буквализм», «слепое следование синтаксической структуре оригинала», «нарушение правил лексической сочетаемости», «использование ложных эквивалентов» («ложные друзья переводчика в области лексики, фразеологии, синтаксиса») и д.р.

Дисфункциональные эффекты в передаче информации, происходящие в результате вышеперечисленных переводческих недочетов, анализируются и классифицируются в вышеуказанной работе Р.К. Миньяр-Белоручева.

Сложность проблемы заключается в том, что суждение о правильности или неправильности того или иного места в переводе, то есть об отсутствии или наличии ошибки выносится преподавателем (редактором) на основе своего субъективного ощущения и лишь впоследствии подвергается своего рода «рационализирующему» объяснению (о чем свидетельствуют формулировки типа «это не звучит», «так не говорят», «это не одно и то же», «такого нет в оригинале» и т.п.). Попытки преодолеть этот неизбежный субъективизм с помощью строгих нормативов или общеобязательных эталонов обречены на неудачу, так как подобные нормы либо не могут отразить всего множества и разнообразия реально встречающихся случаев переводческих ошибок, либо должны будут носить столь обобщенный и отвлеченный характер, что их конкретное применение к отдельному случаю все равно будет осуществляться сквозь призму субъективного восприятия оценивающего. «При нынешнем уровне точности описания словарных составов языков (одноязычной лексикографии) и при нынешнем уровне развития языкознания вообще нет объективных критериев оценки степени адекватности переводов».

Представляется, что преодоление этого индивидуального субъективизма должно идти не по линии замены субъективных критериев объективными, а по линии объективизации закономерностей, которые лежат в основе субъективных суждений, и выработке мер, способствующих уменьшению их «разброса». Для этого может быть использована методика, получившая широкое применение социологических, социально-психологических и социально-лингвистических исследований.

Вывод

Практическое осуществление предполагаемого метода выработки критериев оценки перевода требует постановки широкой серии экспериментов, в ходе которых окажется возможным постепенно конкретизировать требования к переводам различных типов и установить относительную «тяжесть» различного рода отклонений от адекватности, а тем самым и уточнить шкалу оценок переводов.

В качестве первых шагов могут быть предложены, в частности, следующие виды экспериментов:

1) одновременная и независимая оценка одного и того же перевода достаточно большой группой преподавателей;

2) сопоставление оценок преподавателей с оценками, даваемыми профессиональными переводчиками, редакторами, учеными-специалистами;

3) изучение зависимости между теми или иными изменениями в переводе и его оценкой;

4) использование сопоставления обратного (вторичного) перевода с оригиналом для определения «уровня шумов» в переводе и др. Данные эксперимента должны подвергнуться как статистической обработке, так и содержательной интерпретации (например, с помощью анкет). Результаты этого исследования могли бы быть представлены в виде шкал, в которых каждому виду переводческой ошибки приписывается определенное числовое значение – количество «штрафных очков», сумма которых после применения соответствующих поправок на тип текста и т.п. могла бы лечь в основу общей оценки перевода.

Естественно, что полученные таким образом критерии сами по себе не обеспечивают на практике полного автоматизма и единообразия оценки переводов. Однако объективно выработанный эталон оценки в силу своего социального престижа будет оказывать стимулирующее влияние как на учащихся, так и на преподавателей, и тем самым явится действующим фактором повышения эффективности обучения переводу, этой важнейшей составной части процесса овладения иностранным языком.

Данная статья не ставила, да и не могла ставить своей задачей выработку каких-либо рецептов оценки переводов. Однако авторы надеются, что высказанные ими предложения найдут отклик в заинтересованных кругах и в конечном счете будут способствовать выработке более единообразного и обоснованного подхода к оценке такого сложного вида человеческой деятельности, каким является перевод.

Источник: М. Я. Цвиллинг, Г. Я. Туровер. О критериях оценки перевода // Тетради переводчика. №15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *